Что делать, если человек, страдающий от ОКР, отказывается от помощи

Что делать, если человек, страдающий от ОКР, отказывается от помощи

Ученые до сих пор не провели ни одного исследования, направленного на изучение долгосрочных последствий отсутствия лечения ОКР. Согласно моему опыту, люди, не получившие помощи в подобной ситуации, могут в итоге попасть в одну из трех категорий – в зависимости от серьезности проявляющихся у них симптомов.

В первую категорию попадают люди с умеренными симптомами, интенсивность которых не меняется со временем

В данном случае отсутствие помощи влияет на качество повседневной жизни такого индивидуума. Человек способен справляться со своими повседневными делами, однако это расстройство может ухудшить качество его жизни в общем и целом.


Во вторую категорию попадают те люди, у которых наблюдаются более серьезные проявления ОКР, но интенсивность этих симптомов не меняется

Люди из этой группы могут обнаружить, что качество их жизни существенно ухудшилось, и все же симптомы являются переносимыми – несмотря на негативные эмоции, душевные страдания и различные неудобства.


В третью категорию попадают люди, у которых наблюдается изменение интенсивности симптомов: поначалу симптомы ОКР проявляются в умеренной степени, но постепенно они усиливаются и через какое-то время их интенсивность возрастает в разы

Люди, страдающие от ОКР или дисморфофобии и попавшие в эту категорию, замечают существенное ухудшение качества жизни – они как будто попадают в плен замкнутого цикла постоянного избегания. В некоторых случаях такой индивидуум оказывается привязанным к дому – он неспособен сам позаботиться о себе, он не может работать и вынужден жить на пособия по инвалидности и благотворительную помощь от друзей и членов семьи. Эти взрослые дети, не получившие лечения и до сих пор живущие со своими родителями, не могут похвастаться наличием счастья в жизни. Они непродуктивно слоняются по дому из угла в угол и превращаются в тяжкую ношу для своих семей. Они живут в постоянном страхе перед будущим – они не представляют, что с ними может произойти, если их родители умрут или станут инвалидами. Конечно же, их родители тоже переживают о том, что станет с их отпрысками, когда они покинут этот мир. Если эти больные взрослые дети не смогут вылечиться, в какой-то момент они станут полностью зависимыми от своего расстройства, и такая перспектива действительно может показаться пугающей!

К сожалению, друзья и члены семьи немногое могут сделать для своего близкого человека, который страдает от расстройства обсессивно-компульсивного спектра (РОКС) и не изъявляет желания обращаться за помощью или делать хотя бы что-то для избавления от этого расстройства. Нежелание обращаться за терапией может быть обусловлено самыми разными причинами. Как правило, те люди, которые проявляют самое активное сопротивление, на самом деле очень хотят избавиться от своего расстройства – однако при этом они хотят играть по своим правилам, они желают действовать на собственных условиях. Они хотели бы почувствовать себя лучше, но они не хотят испытывать беспокойство и дискомфорт. Из-за того, что это невозможно, они предпочитают ничего не делать и оставаться там, где они есть сейчас – в состоянии привычного дискомфорта.

Нам часто звонят измученные члены семьи людей, страдающих от подобных расстройств, и эти люди спрашивают: "Как я могу заставить его обратиться за лечением? Каждый раз, когда я начинаю говорить на эту тему, он начинает злиться и уходит от разговора". Или они говорят: "Мне кажется, что ей действительно необходима помощь, но когда я говорю ей об этом, она отрицает этот факт, и я думаю, что именно в этом и заключается главная проблема! Она говорит, что я делаю из мухи слона: да, действительно, у нее есть некоторые вредные привычки, но это только ее дело, и никого другого это не касается!". Мы слышали даже такие высказывания, как: "Может быть, мы можем придумать какую-то историю и обманом заманить его в ваш кабинет?". Или: "Есть ли какой-то способ заставить его пройти терапию насильно?". Или, - что еще хуже: "Как Вы думаете, есть ли какой-то способ провести терапию – так, чтобы он даже не знал об этом?".

Когда первый звонок совершает не сам потенциальный клиент, а кто-то из его близких (включая детей), мы начинаем подозревать о наличии определенных проблем с мотивацией. В таких ситуациях мы обычно говорим следующее: "Почему нам звоните именно Вы, а не тот человек, который страдает от этого расстройства?". Справедливости ради стоит отметить тот факт, что в некоторых случаях у человека, страдающего от подобного расстройства, присутствует мотивация, но при этом он чувствует себя слишком больным, ему мешает застенчивость, либо он просто не хочет приступать к активным действиям. К несчастью, во многих случаях потенциальный клиент ни разу не обращался за консультацией, он вообще не знал о звонке своего близкого человека, и он сильно расстраивается, узнав о нем.

Мы считаем, что основная проблема в данном случае заключается в том, что членам семьи и друзьям человека, страдающего от этого расстройства, трудно принять тот факт, что на самом деле никто не может заставить другого человека выздороветь. Мы говорим близким следующее: "На самом деле мы не можем ожидать того, что мы получим в ответ больше хорошего, чем мы сами сделали для этого человека". Улучшение самочувствия связано с упорным трудом – даже в том случае, если у человека достаточно мотивации для совершения активных действий. А если эта мотивация отсутствует, то, скорее всего, результаты будут незначительными, либо их не будет вовсе. Я видел, как людей буквально силой протаскивали через терапевтический процесс с помощью угроз, гнева, шантажа, чувства вины, обмана и хитрости. Когда у человека нет желания лечиться, подобное давление не приводит ни к чему хорошему. Терапия должна рассматриваться как возможность для необходимой трансформации, дальнейшего роста и развития, а не как способ наведения дисциплины или наказания больного за то, то он допустил возникновение проблемы. При наличии малейшей искры надежды или мотивации правильный подход может раздуть эту искру в настоящее пламя, но если в душе человека нет ни единого проблеска мотивации и надежды, то давление и подталкивание к поиску помощи и лечения вызовет у человека, страдающего от подобного расстройства, интенсивные негативные эмоции по поводу терапии и терапевтов, и закрепит в его сознании стойкие негативные ассоциации.

Мы можем очень сильно хотеть выздоровления другого человека, и все же при этом мы должны уважать его право выбора, - независимо от того, насколько неправильным нам кажется его выбор. Близкие люди могут сказать: "Как я могу просто сидеть и наблюдать за тем, как мой любимый человек пускает свою жизнь коту под хвост?". И когда члены семьи и друзья потенциального клиента не хотят принимать ответ "нет", это вполне понятно и объяснимо. На самом деле очень больно наблюдать, как ваш любимый и близкий человек переживает настоящую агонию, мучаясь от своего психического расстройства, лишенный помощи. Друзья и родственники таких людей чувствуют свою беспомощность и нередко приходят в отчаяние. Они могут верить в то, что их близкий человек, страдающий от подобного расстройства, не реагирует на их просьбы и призывы обратиться за помощью только потому, что они не смогли объяснить ему какие-то вещи правильно и доходчиво. Они считают себя виноватыми в том, что он не понял их объяснений, либо им кажется, что этот человек не хочет лечиться потому, что он хочет оставаться больным. Им кажется, что если они попросят, объяснят или извинятся еще раз, и покажут, как сильно они заботятся об этом человеке, он наконец-то услышит их и получит стимул для того чтобы отправиться на поиски помощи. Проблема в том, что на самом деле этого не происходит!

Когда такие способы не срабатывают, некоторые люди переходят к использованию гнева или наказания, пытаясь таким образом заставить человека начать лечиться. Особенно ярко это проявляется в тех ситуациях, когда родным кажется, что их близкий человек остается больным специально, целенаправленно, и связывают такое поведение с какими-то прошлыми ошибками и обидами. В большинстве случаев человек начинает сопротивляться подобному принуждению или выдает ответную гневную реакцию. В итоге человек, страдающий от подобного расстройства, еще больше отдаляется от получения необходимой ему помощи. Чаще всего использование такого подхода приводит к усилению стресса, который активизирует проявление симптомов и еще больше ухудшает состояние больного.

Более мягкие и ненавязчивые подходы, связанные с проявлением большей доброты по отношению к больному, могут дать такой же эффект – в том случае, если человек, страдающий от этого расстройства, не хочет или не готов лечиться. Я видел любящие и заботливые семьи, которые терпеливо ждали того, что их близкий человек в какой-то момент все-таки придет в себя. Они боятся противоречить больному, и все же их собственные жизни постоянно контролируются симптомами, проявляющимися у их близкого человека, страдающего от этого расстройства. Годы идут, ничего не меняется, и эти семьи не имеют возможности жить своей жизнью. У близких больного усиливается "эмоциональное выгорание", его родители становятся все старше, но они все равно продолжают нянчиться с взрослым инвалидом в преклонном возрасте.

Членам семьи и друзьям больного необходима свобода. Они не должны вовлекаться в проблемные модели поведения, связанные с проявлением симптомов. Им нужно сконцентрироваться на собственной жизни и приложить все возможные усилия для того чтобы сделать ее полноценной. Это совсем не новая идея – она почерпнута из методик лечения алкогольной и наркотической зависимости. Отношения, в которых человек, способный нормально функционировать в повседневной жизни, упускает важные части собственной жизни и пренебрегает ими, потому что предполагается, что он должен ухаживать за человеком с нарушениями функционирования и постоянно поддерживать его, называются "взаимозависимыми". Со временем "нормальный" партнер рискует превратиться в человека с нарушенной функциональностью!

Близким людям больного необходимо перестать вести себя так, как будто они несут ответственность за его состояние и его поведение (в том случае, если от этого расстройства страдает не ребенок, а взрослый человек). Возможно, им потребуется совет профессионала, потому что достаточно сложно сделать это самостоятельно – особенно после долгих лет постоянного гнева, чувства вины и потакания вредным привычкам. Не стоит негодовать или обижаться на то, что вам приходится обращаться за помощью из-за другого человека, страдающего от психического расстройства. Если модель реализации симптомов предполагает вовлеченность других людей, она начинает контролировать не только жизнь человека, страдающего от этого расстройства, но и жизни его близких. И из-за этого у близких больного могут возникнуть определенные проблемы. Не стоит обвинять в этом больного, не стоит также винить самого себя – это ничего не изменит и никому не поможет.

Специалисты психологического центра "Мастерская Души и тела" помогут близким больного освободиться и перестать участвовать в проблемных ритуалах и реализации проблемных моделей поведения, не испытывая при этом чувства вины. Они больше не будут принимать участие или ассистировать в ритуалах больного и смогут удержаться от постоянных ответов на навязчивые вопросы. Если становится ясно, что больной не сможет избавиться от своего расстройства, потому что дома близкие люди поддерживают его в реализации проблемных моделей поведения, то лучшим вариантом в данном случае станет переезд, или, по меньшей мере, установление даты планируемого переезда. Если Вы не можете спасти своего близкого человека, то Вы, по крайней мере, можете спасти самого себя, - вот в чем суть данного подхода! Да, такое предложение весьма непросто принять и тем более воплотить в жизнь, и терапевт поможет вам объяснить больному, что нужно сделать в данном случае, - так, чтобы ваши предложения не показались ему наказанием. У больного может появиться желание обсудить необходимость обращения за помощью в тот момент, когда он увидит, что близкие люди, дающие ему поддержку, настроены решительно, и они не собираются сходить со своих позиций. И все же не стоит полагаться на подобный исход. Специалист также может проинструктировать вас по поводу того, как Вы можете справиться с гневом и негодованием больного и его попытками манипулировать близкими людьми, и этот инструктаж будет очень полезным для вас. При этом очень важно помнить о том, что для отказа от вовлеченности в проблемные модели и потакания вредным привычкам может потребоваться некоторое время. Это не может произойти во мгновение ока, любые изменения в моделях поведения происходят постепенно.

Здесь есть один очень важный момент: если у больного появляются мысли о самоубийстве, или он угрожает самоубийством, не стоит отказываться от вовлеченности в его проблемные модели поведения – такие случаи являются исключением из правил. Такие мысли или угрозы всегда должны приниматься всерьез, и в таких случаях за помощью стоит обращаться немедленно. Если угроза была реальной и вполне серьезной, таким образом Вы спасете человеку жизнь. Если же это была просто манипуляция в попытке обрести контроль над другими людьми, то Вы должны понимать, что больной снова может применить подобные методы. Однако такое поведение является нетипичным для людей, страдающих от РОКС. Еще одно важное исключение – это те ситуации, в которых компульсивные модели больного представляют реальную угрозу для его собственного здоровья.

Если Вы откажетесь поддерживать человека, страдающего от подобного расстройства, и дальше потакать его вредным привычкам, это не гарантирует того, что ему внезапно захочется обратиться за помощью и начать лечение. Скорее такой отказ дает людям, постоянно поддерживавшим больного в прошлом, возможность вернуть себе свою жизнь. Осознание истинного положения вещей происходит в тот момент, когда больной понимает, что он больше не может продолжать жить так, как он жил в прошлом. Равновесие его состояния нарушается, и это нарушение может стать мощным стимулом, подталкивающим человека к поиску лечения – в этот момент человек наконец-то понимает, что у него нет никаких других приемлемых вариантов.



Злоупотребление различными веществами - Зависимость У нас сложилось такое впечатление, что составителям Руководства DSM нравится разбивать вещи и явления на составные части до такой степени, на которой единственная психологическая трудность…
Анонс
23 сентября 2018, РЕАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ ЛЮДЕЙ
Помогите избавиться от ГомоОКР
Здравствуйте уважаемые посетители сайта, меня зовут Иван мне 27 лет, и я хочу рассказать вам свою историю.
19 октября 2016, РЕАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ ЛЮДЕЙ
Дмитрий. Моя история болезни.
Здравствуйте, уважаемые посетители сайта!Хочу поведать историю своего ОКР. Впервые с навязчивой мыслью…
30 сентября 2016, РЕАЛЬНЫЕ ИСТОРИИ ЛЮДЕЙ
Не хочу быть без ресниц
С каждым днем ресниц все меньше и меньше. Опадают как листва в осеннюю пору. И кажется замкнутый круг.
29 августа 2016, КОРОТКО ПРО ОКР
Обсессивно-компульсивное расстройство: вечный поиск подтв...
Один мой клиент рассказал мне о том, что он тревожился каждый раз, когда поднимался на борт самолета…